• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

125009 Москва, Малый Гнездниковский переулок, д. 4, офис 401 (м. Пушкинская, Тверская)

Тел.: (495) 650 32 20, 650 17 70, 8 (495) 772 95 90 *22466, *22463, *22533

E-mail: bank@hse.ru

Книга
The Palgrave Handbook of Unconventional Risk Transfer

Solodkov V. M., Tsyganova Y.

Palgrave Macmillan, 2017.

Глава в книге
Макроэкономические и институциональные детерминанты доходности российских банков

Белоусова В. Ю., Карминский А. М., Козырь И. О.

В кн.: XVII Апрельская международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества: в 4 кн.. Кн. 1. М.: Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017. С. 169-179.

Препринт
Bank ownership and profit efficiency of Russian banks

Belousova V., Karminsky A. M., Kozyr I.

BOFIT Discussion Papers. DP. Bank of Finland Institute for Economies in Transition, 2018. No. 5.

У нас сейчас не девальвация, а некие метания Центробанка вокруг рубля

Портал Banki.Ru в ходе круглого стола, в котором приняли участие «ученые мужи» финансового рынка и банкиры, попытался ответить на вопрос — нужна ли экономике страны и банковской системе девальвация отечественной валюты. Мнения выступающих сошлись лишь в одном вопросе — курс рубля будет снижаться до конца года, и доллар дойдет «рублей до 65»

Круглый стол по теме «Девальвация рубля — риски для экономики, риски для банков» состоялся 8 июня 2017 года в отеле «Метрополь» в Москве. Модератор заседания круглого стола, глава Национального рейтингового агентства (НРА) Виктор Четвериков отметил, что, несмотря на провозглашенный Банком России тренд на дедолларизацию финансовой системы страны, до сих пор 25-30% активов наших банков номинированы в иностранной валюте. И до сих пор не понятно, что такое девальвация для страны в макромасштабе — возможность для роста промышленности, или беда для населения.

Девальвация рубля происходит ежедневно, иногда на 1-2 копейки в день, а временами на 20-30, отметил заведующий кафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Константин Корищенко. Опасность для финансовой системы заключается в том, что благодаря высокой ставке Центрального Банка на отечественный рынок государственного долга пришли большие объемы иностранного спекулятивного капитала. И когда начнется отток этого капитала — тогда и объем активов в банковской системе тоже схлопнется. По мнению Корищенко, цена на нефть и спекулятивные деньги — это залог того курса рубля, который мы сейчас имеем. Приток средств иностранцев на рынок госбумаг уже остановился — это видно по сбоям в размещении облигаций Минфином на недавних аукционах, поэтому и девальвация рубля неизбежна.

Василий Солодков, директор Банковского института Высшей школы экономики, сообщил, что есть две популярные точки зрения на то, какой должна быть валюта любой страны — сильной или слабой. Первая точка зрения гласит, что государство должно регулировать валютный курс и валюта должна быть слабой. Вторая точка зрения заключается в том, что курс должен сам себя регулировать. Но для притока в Россию средств иностранных инвесторов в нашем государстве должно быть два фактора — низкая инфляция и хороший инвестиционный климат. Над снижением инфляции работает Центральный банк, и делает это пока весьма успешно. Но вот инвестиционный климат в России был всегда плоховат, а сейчас он еще и ухудшается. А принцип импортозамещения, на который сделало ставку наше правительство, не может быть успешным — об этом говорит весь опыт существования СССР и стран постсоветского пространства. «И если право собственности у нас нарушается, то никаких долгосрочных инвестиций в России не будет, несмотря на низкую инфляцию», — резюмировал Василий Солодков.

Главный аналитик Росбанка Евгений Кошелев напомнил, что мы живем в ситуации неопределенности — что же делать с курсом — со стороны Банка России. Так, в 2014 году ЦБ отошел от политики поддержания курса, в 2015 году регулятор наращивал золотовалютные резервы, а теперь сигналы ЦБ рынку не очень ясны. Кошелев считает, что реакция Банка России на внешние риски всегда запаздывает. Если ЦБ сейчас будет проводить девальвацию и держать курс доллара выше 60 рублей, например, если нефть упадет ниже $ 40 за баррель, и carry-trade развернется, то это тоже будет поздняя реакция на изменения расстановок сил на рынке.

Кроме того, полагает Кошелев, крепкий курс — это предпосылка для надувания нового пузыря на рынке недвижимости и застоя в производстве определенных товаров внутри России. «И в этой ситуации постоянных переломных траекторий нет балансирующего курса Банка России, который привязывал бы ставку ЦБ к реальной экономике», — считает аналитик.

В итоге мнения всех выступающих сошлись на том, что курс рубля будет ослабевать, и к концу года доллар будет стоить примерно 62-65 рубля. «Хорошо, что не 80, как мы это видели в конце 2014 года», — резюмировала главный редактор Banki.Ru Наталья Романова.

(, ссылка на статью на портале Bankir.ru от 08.06.2017)