• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Кремль побеждает рубль. Нацвалюта слушается Путина

О слишком сильном рубле уже высказались Владимир Путин и его помощник Андрей Белоусов. А глава ЦБ Эльвира Набиуллина заявила, что Центробанк влиять на курс национальной валюты не намерен. Между тем валютная биржа фиксирует как раз то, о чем говорят из Кремля: рубль спускается с покоренных вершин. Чего в этом больше: экономики или политики?

Первая ассоциация, которая возникла у меня после прочтения высказываний о рубле, которыми поделились с публикой президент Владимир Путин и его помощник Андрей Белоусов: «Ксендзы охмуряли Козлевича».

Напомню: Путин мягко, но внятно говорил премьеру Медведеву о произошедшем укреплении рубля и необходимости учитывать этот фактор при подготовке бюджетной трехлетки. Белоусов, в свою очередь, твердо говорил о том, что «рубль работает в минус», потому что его курс избыточно укрепился. Он отметил, что в результате сокращаются доходы бюджета и обостряются бюджетные проблемы, а также снижается конкурентоспособность российской промышленности. И прямо указал, что для изменения такой ситуации «существует очень большой инструментарий средств», которые находятся в руках ЦБ и правительства.

Кто «ксендзы», понятно. А кого они охмуряли? На первый взгляд – Эльвиру Набиуллину. Хотя на курс рубля может повлиять правительство и Минфин, но главные инструменты – в арсенале ЦБ.

Но Набиуллина не стала брать политическую паузу. Она ответила: регулятор не будет влиять на курс рубля. ЦБ не откажется от плавающего курса, который сам по себе является встроенным стабилизатором экономики.

Дальше легко начать развивать тему противоречий среди ключевых фигур российской экономической политики, давления Кремля на Банк России, можно припомнить тех, кто давно не лезет за словом в карман, когда предоставляется возможность обрушиться с критикой на руководителей Банка России и проводимую ими политику. Поддать жару из закулисья.

Но, по-моему, это не тот след. Во всяком случае пока. В роли Козлевича выступал сам рубль. Слова Белоусова и, конечно, в первую очередь Путина – это то, что называется словесными интервенциями. Их результат демонстрируют результаты торгов на валютной бирже после звучного «колокола по рублю» в исполнении Владимира Путина. 21 июля, например, рубль за день похудел почти на 1%. За среду и четверг курс рубля снизился по сравнению с высотой, взятой 18 июля, на 2,3%. Так что я был прав, когда в прошлый раз писал о последнем шансе прикупить дешевые доллары. Шанс был, но теперь растаял.

Конечно, сказалось снижение цены нефти, но весь июль рублю удавалось этот тренд игнорировать. Причины, поддерживавшие его наверху, – выплата дивидендов компаниями экспортерами, очередной сезон выплаты ими же налогов, привлекательность займов ОФЗ в том числе для нерезидентов себя не исчерпали, а рубль развернулся. Хватило словесных интервенций.

Словесные интервенции – мировая практика. Достаточно вспомнить, как внимательно, с лупой в руках на рынках изучают высказывания Джанет Йеллен, председателя ФРС США, или Марио Драги, главы ЕЦБ. Но у России все равно своя специфика: рубль в свободном плавании, чем гордится ЦБ, но на рынке все твердо знают, кто здесь главный. Путину не надо «давить» на ЦБ, вызывать на беседу Набиуллину, достаточно аккуратно высказаться о связи рубля с бюджетом.

А если этого вдруг окажется недостаточно, у президента достаточно инструментов добиться своего.

Эксперт «МК»:

Василий СОЛОДКОВ, директор банковского института ВШЭ:

В России начальство часто, не вникая в детали, дает различные указания. Причем руководствуется сиюминутной выгодой. Еще вчера те же самые чиновники, включая президента и премьера, ратовали за сильную нацвалюту. А сегодня стало выгодно ослабить курс – тут же прозвучали прямо противоположные заявления.

Центробанк стоит на своем, потому что хочет выглядеть, как минимум, последовательным. Цель ЦБ – низкая инфляция, значит ни в коем случае нельзя отказываться от политики плавающего курса. Честь и хвала ЦБ, если он отстоит свою позицию.

Впрочем, это недостаточное условие для какого-либо экономического прорыва. Правительство отвечает за рост ВВП, создание благоприятного климата для бизнеса и инвестиций, справедливую правовую систему. Пока, даже на примере борьбы с «сильным рублем», мы видим, что у власти тактические бюджетные задачи превалируют над общим пониманием того, как должна развиваться страна. Это абсолютно неприемлемо.

P.S. А в это время рубль второй день подряд продолжает дешеветь. 22 июля доллар укрепился на 90 копеек, евро – на 95. Курс ЦБ на выходные составил 64,63 и 71,25 рубля за американскую и европейскую валюту соответственно.

Николай Вардуль, Главный редактор "Финансовой газеты"
(
газета "Московский комсомолец" №27158 от 23 июля 2016)

Первая ассоциация, которая возникла у меня после прочтения высказываний о рубле, которыми поделились с публикой президент Владимир Путин и его помощник Андрей Белоусов: «Ксендзы охмуряли Козлевича».

Напомню: Путин мягко, но внятно говорил премьеру Медведеву о произошедшем укреплении рубля и необходимости учитывать этот фактор при подготовке бюджетной трехлетки. Белоусов, в свою очередь, твердо говорил о том, что «рубль работает в минус», потому что его курс избыточно укрепился. Он отметил, что в результате сокращаются доходы бюджета и обостряются бюджетные проблемы, а также снижается конкурентоспособность российской промышленности. И прямо указал, что для изменения такой ситуации «существует очень большой инструментарий средств», которые находятся в руках ЦБ и правительства.

Кто «ксендзы», понятно. А кого они охмуряли? На первый взгляд – Эльвиру Набиуллину. Хотя на курс рубля может повлиять правительство и Минфин, но главные инструменты – в арсенале ЦБ.

Но Набиуллина не стала брать политическую паузу. Она ответила: регулятор не будет влиять на курс рубля. ЦБ не откажется от плавающего курса, который сам по себе является встроенным стабилизатором экономики.

Дальше легко начать развивать тему противоречий среди ключевых фигур российской экономической политики, давления Кремля на Банк России, можно припомнить тех, кто давно не лезет за словом в карман, когда предоставляется возможность обрушиться с критикой на руководителей Банка России и проводимую ими политику. Поддать жару из закулисья.

Но, по-моему, это не тот след. Во всяком случае пока. В роли Козлевича выступал сам рубль. Слова Белоусова и, конечно, в первую очередь Путина – это то, что называется словесными интервенциями. Их результат демонстрируют результаты торгов на валютной бирже после звучного «колокола по рублю» в исполнении Владимира Путина. 21 июля, например, рубль за день похудел почти на 1%. За среду и четверг курс рубля снизился по сравнению с высотой, взятой 18 июля, на 2,3%. Так что я был прав, когда в прошлый раз писал о последнем шансе прикупить дешевые доллары. Шанс был, но теперь растаял.

Конечно, сказалось снижение цены нефти, но весь июль рублю удавалось этот тренд игнорировать. Причины, поддерживавшие его наверху, – выплата дивидендов компаниями экспортерами, очередной сезон выплаты ими же налогов, привлекательность займов ОФЗ в том числе для нерезидентов себя не исчерпали, а рубль развернулся. Хватило словесных интервенций.

Словесные интервенции – мировая практика. Достаточно вспомнить, как внимательно, с лупой в руках на рынках изучают высказывания Джанет Йеллен, председателя ФРС США, или Марио Драги, главы ЕЦБ. Но у России все равно своя специфика: рубль в свободном плавании, чем гордится ЦБ, но на рынке все твердо знают, кто здесь главный. Путину не надо «давить» на ЦБ, вызывать на беседу Набиуллину, достаточно аккуратно высказаться о связи рубля с бюджетом.

А если этого вдруг окажется недостаточно, у президента достаточно инструментов добиться своего.

Эксперт «МК»:

Василий СОЛОДКОВ, директор банковского института ВШЭ:

В России начальство часто, не вникая в детали, дает различные указания. Причем руководствуется сиюминутной выгодой. Еще вчера те же самые чиновники, включая президента и премьера, ратовали за сильную нацвалюту. А сегодня стало выгодно ослабить курс – тут же прозвучали прямо противоположные заявления.

Центробанк стоит на своем, потому что хочет выглядеть, как минимум, последовательным. Цель ЦБ – низкая инфляция, значит ни в коем случае нельзя отказываться от политики плавающего курса. Честь и хвала ЦБ, если он отстоит свою позицию.

Впрочем, это недостаточное условие для какого-либо экономического прорыва. Правительство отвечает за рост ВВП, создание благоприятного климата для бизнеса и инвестиций, справедливую правовую систему. Пока, даже на примере борьбы с «сильным рублем», мы видим, что у власти тактические бюджетные задачи превалируют над общим пониманием того, как должна развиваться страна. Это абсолютно неприемлемо.

P.S. А в это время рубль второй день подряд продолжает дешеветь. 22 июля доллар укрепился на 90 копеек, евро – на 95. Курс ЦБ на выходные составил 64,63 и 71,25 рубля за американскую и европейскую валюту соответственно.