• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

101000, г. Москва, ул. Мясницкая, д. 20, кабинет М20-541. Проезд: м. Лубянка, м. Китай-город.

+7 (495) 772 95 90 доб. 22463/ 22484/ 22454

e-mail: bank@hse.ru

Мы в Telegram и Вконтакте
 

Глава в книге
Применение подрывных технологий финансовыми аналитиками: пример России

Белоусова В. Ю., Солодков В. М., Чичканов Н. Ю. и др.

В кн.: Сборник материалов III Международной научно-практической конференции «Инновационная экономика и менеджмент: методы и технология» 16-17 мая 2018 г.. М.: ООО «Грин Принт», 2020. С. 157-165.

Препринт
Evaluating the 2013 Islamic Banking Regulation Capital Reform Implication for the Valuation of the Islamic Banks

Stefanenko V., Савенко Д. А., Penikas H. I.

2021 International Conference on Sustainable Islamic Business and Finance. 5-6 Dec. 2021. IEEE, 2021

Пойдет ли кризис на пользу российской экономике?

На открытой лекции в Банковском институте НИУ ВШЭ Глава постоянного представительства Международного валютного фонда в России Габриэль Ди Белла рассказал о том, как российская экономика приспосабливается к новым реалиям

Нынешний кризис в России стал следствием наложения друг на друга двух шоков. Одного, общего для целого ряда стран — падения цен на нефть. Другого, специфически российского — западных санкций. Обычно в случае падения доходов стараются сгладить уровень своего потребления и обратиться за заемными средствами. Но вторая опция недоступна для России, потому что санкции фактически отрезали российскую экономику от внешних кредитов.

На самом деле Россия уже сталкивалась с подобным и даже более резким падением доходов во время глобального финансового кризиса 2008 года, который также сопровождался обрушением нефтяных цен. Но реакция властей на эти два кризиса различалась. Дело в том, что в 2008-2009 году было понимание кратковременности обвала и ожидание, что доходы быстро восстановятся. Когда человек (или государство) уверен в том, что его заработок быстро вернется на прежний уровень, он редко меняет модель своего потребительского поведения.

Совсем другое дело, когда падение доходов принимает затяжной характер и перспектив их восстановления не видно. В такой ситуации сохранять прежний уровень потребления (расходов) нерационально. Для этого пришлось бы тратить резервы, которые не бесконечны, или залезать в новые долги, а в российском случае, как уже отмечалось, новые заимствования были невозможны.

 При сопоставимой потере доходов (270 млрд долларов в 2008-2009 годах и 220 млрд долларов в 2014-2015-м) сокращение экономики на сей раз оказалось вовсе не таким резким

Российское правительство это понимало, выбрало стратегию приспособления к новым условиям, а не игнорирования их, и в результате при сопоставимой потере доходов (270 млрд долларов в 2008-2009 годах и 220 млрд долларов в 2014-2015-м) сокращение экономики на сей раз оказалось вовсе не таким резким.

Удар по ВВП удалось смягчить за счет изменения реальных цен. Если в прошлый кризис обменный курс существенно не изменился, то теперь было принято принципиальное решение отпустить рубль в свободное плавание. Это намного упростило процесс приспособления экономики к новым условиям, а сокращение долларовых доходов бюджета было отчасти компенсировано ростом рублевых.

Оборотной стороной этого процесса стал рост инфляции. Неэкономисту этот феномен можно объяснить следующим образом. Индекс потребительских цен можно сравнить с корзиной различных товаров. Некоторые из этих товаров «торгуемы», то есть конкурируют с импортными или отражают их рыночную цену. Некоторые товары имеют фиксированную цену, устанавливаемую административно (например, электро- и газоснабжение). А некоторые (например, медицина и образование) неторгуемы — вы не можете массово завезти из-за границы врачей и учителей. Когда повышается обменный курс, стоимость торгуемых товаров повышается вслед за ним. И даже если стоимость других товаров и услуг мало меняется, удорожание этой части корзины ведет к росту инфляции.

Рост инфляции сопровождался снижением реальных зарплат и доходов населения. С одной стороны, это очень неприятно, с другой — дает возможность предприятиям сокращать расходы вместо сворачивания производства. Многие товары в России теперь производить выгоднее, чем до кризиса — это шанс наконец начать процесс диверсификации экономики, о которой так долго говорили.

Так что несмотря на текущий кризис удалось добиться прогресса по некоторым направлениям. Но очень многое еще предстоит сделать, и без структурных реформ не обойтись.