• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

125009 Москва, Малый Гнездниковский переулок, д. 4, офис 401 (м. Пушкинская, Тверская)

Тел.: (495) 650 32 20, 650 17 70, 8 (495) 772 95 90 *22466, *22463, *22533

E-mail: bank@hse.ru

Книга
The Palgrave Handbook of Unconventional Risk Transfer

Solodkov V. M., Tsyganova Y.

Palgrave Macmillan, 2017.

Глава в книге
Макроэкономические и институциональные детерминанты доходности российских банков

Белоусова В. Ю., Карминский А. М., Козырь И. О.

В кн.: XVII Апрельская международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества: в 4 кн.. Кн. 1. М.: Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017. С. 169-179.

Препринт
Bank ownership and profit efficiency of Russian banks

Belousova V., Karminsky A. M., Kozyr I.

BOFIT Discussion Papers. DP. Bank of Finland Institute for Economies in Transition, 2018. No. 5.

«Вытянуть у людей 40 триллионов». Зачем Минфину облигации

Минфин объявил о запуске облигаций федерального займа. Финансовые эксперты Алексей Гаскаров, Василий Солодков и Олег Буклемишев объяснили «Снобу», как россияне могут заработать на облигациях и как государство собирается заработать на россиянах

Алексей Гаскаров, финансовый аналитик:

Облигация — это долговая бумага. Ты покупаешь облигацию, у нее есть срок погашения — допустим, три года. Все это время ты получаешь процент от суммы облигации, а в конце получаешь всю сумму обратно.

Зачем это государству? Его доходов не хватает, чтобы покрыть все расходы. Резервный фонд закончится уже в 2018 году, поэтому Минфин пытается найти новый ресурс для покрытия дефицита. Государство берет твои деньги в долг, чтобы финансировать свой бюджет.

Население обладает определенным ресурсами: на депозитах в банках лежат десятки триллионов рублей, к тому же некоторую сумму люди, вследствие недоверия к банкам, просто хранят у себя дома. Государство хочет вытянуть эти деньги.

Думаю, Минфин пытается сыграть на том, что человек доверяет государственным институтам больше, чем коммерческим банкам. Но с точки зрения рационального выбора совсем не очевидно, зачем населению вкладывать деньги в облигации.

Государство — один из самых надежных заемщиков. Но можно и проиграть, если инфляция станет выше, чем ставка по облигации.


 

Василий Солодков, Директор Банковского института ВШЭ:

Есть корпоративные облигации и облигации федерального займа. Можно, например, купить облигации «Газпрома». В случае с «Газпромом» за облигации отвечает конкретная компания, а в случае облигаций федерального займа за ценные бумаги отвечает непосредственно Минфин. Теоретически такие облигации считаются высоконадежными.

Но надо помнить, что именно с помощью облигаций наше государство устроило дефолт 1998 года. Была образована финансовая пирамида, у которой забрали подпитку, вследствие чего она рухнула. Когда государство начинает играть с финансами и видит, что это получается хорошо, оно не может остановиться. Учитывая то, что нефть в обозримой перспективе серьезно дорожать не будет, проблема с дефицитом бюджета останется актуальной.

Занимая деньги, государство должно понимать, чем будет их отдавать. В конце 90-х на рынок запустили юридических лиц, собрали с них деньги, потом пришло время выплачивать проценты — пустили на рынок физических лиц, с них тоже собрали деньги, которые пошли на выплату процентов юридическим лицам. Потом пришло время платить физическим лицам, для этого пустили на рынок нерезидентов. Случился Азиатский кризис 97-го года, и нерезиденты ушли. После этого все посыпалось. В нынешней ситуации тоже нужно понимать, откуда у бюджета будут доходы, а сейчас это не проговаривается.


 

Олег Буклемишев, доцент кафедры макроэкономической политики и стратегического управления МГУ:

Резервные фонды, которые были основой финансирования бюджетного дефицита, подходят к концу — это означает, что нужно заимствовать, других способов нет. Самый крупный ресурс — деньги населения. Сейчас у людей порядка 40 триллионов рублей сбережений — часть в банках, часть на руках.

Предлагаемые облигации больше похожи на депозит с весьма специфичными характеристиками. Вместо того чтобы сделать инструмент простым и привлекающим деньги на рынок, мы опять замораживаем средства населения в сегменте с очень кривыми свойствами.

Кому это выгодно — трудно сказать. Если облигации действительно будут идти по линии Сбербанка и ВТБ, то эти банки не особо заинтересованы в том, чтобы деньги, которые несут к ним, перетекали на государственные счета. Мне представляется, что сверхспроса на облигации мы не увидим.

(Александр Косован, ссылка на статью на www.snob.ru от 28.02.2017)