• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

«Вытянуть у людей 40 триллионов». Зачем Минфину облигации

Минфин объявил о запуске облигаций федерального займа. Финансовые эксперты Алексей Гаскаров, Василий Солодков и Олег Буклемишев объяснили «Снобу», как россияне могут заработать на облигациях и как государство собирается заработать на россиянах


Алексей Гаскаров, финансовый аналитик:

Облигация — это долговая бумага. Ты покупаешь облигацию, у нее есть срок погашения — допустим, три года. Все это время ты получаешь процент от суммы облигации, а в конце получаешь всю сумму обратно.

Зачем это государству? Его доходов не хватает, чтобы покрыть все расходы. Резервный фонд закончится уже в 2018 году, поэтому Минфин пытается найти новый ресурс для покрытия дефицита. Государство берет твои деньги в долг, чтобы финансировать свой бюджет.

Население обладает определенным ресурсами: на депозитах в банках лежат десятки триллионов рублей, к тому же некоторую сумму люди, вследствие недоверия к банкам, просто хранят у себя дома. Государство хочет вытянуть эти деньги.

Думаю, Минфин пытается сыграть на том, что человек доверяет государственным институтам больше, чем коммерческим банкам. Но с точки зрения рационального выбора совсем не очевидно, зачем населению вкладывать деньги в облигации.

Государство — один из самых надежных заемщиков. Но можно и проиграть, если инфляция станет выше, чем ставка по облигации.


 

Василий Солодков, Директор Банковского института ВШЭ:

Есть корпоративные облигации и облигации федерального займа. Можно, например, купить облигации «Газпрома». В случае с «Газпромом» за облигации отвечает конкретная компания, а в случае облигаций федерального займа за ценные бумаги отвечает непосредственно Минфин. Теоретически такие облигации считаются высоконадежными.

Но надо помнить, что именно с помощью облигаций наше государство устроило дефолт 1998 года. Была образована финансовая пирамида, у которой забрали подпитку, вследствие чего она рухнула. Когда государство начинает играть с финансами и видит, что это получается хорошо, оно не может остановиться. Учитывая то, что нефть в обозримой перспективе серьезно дорожать не будет, проблема с дефицитом бюджета останется актуальной.

Занимая деньги, государство должно понимать, чем будет их отдавать. В конце 90-х на рынок запустили юридических лиц, собрали с них деньги, потом пришло время выплачивать проценты — пустили на рынок физических лиц, с них тоже собрали деньги, которые пошли на выплату процентов юридическим лицам. Потом пришло время платить физическим лицам, для этого пустили на рынок нерезидентов. Случился Азиатский кризис 97-го года, и нерезиденты ушли. После этого все посыпалось. В нынешней ситуации тоже нужно понимать, откуда у бюджета будут доходы, а сейчас это не проговаривается.


 

Олег Буклемишев, доцент кафедры макроэкономической политики и стратегического управления МГУ:

Резервные фонды, которые были основой финансирования бюджетного дефицита, подходят к концу — это означает, что нужно заимствовать, других способов нет. Самый крупный ресурс — деньги населения. Сейчас у людей порядка 40 триллионов рублей сбережений — часть в банках, часть на руках.

Предлагаемые облигации больше похожи на депозит с весьма специфичными характеристиками. Вместо того чтобы сделать инструмент простым и привлекающим деньги на рынок, мы опять замораживаем средства населения в сегменте с очень кривыми свойствами.

Кому это выгодно — трудно сказать. Если облигации действительно будут идти по линии Сбербанка и ВТБ, то эти банки не особо заинтересованы в том, чтобы деньги, которые несут к ним, перетекали на государственные счета. Мне представляется, что сверхспроса на облигации мы не увидим.

(Александр Косован, ссылка на статью на www.snob.ru от 28.02.2017)