• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

125009 Москва, Малый Гнездниковский переулок, д. 4, офис 401 (м. Пушкинская, Тверская)

Тел.: (495) 650 32 20, 650 17 70, 8 (495) 772 95 90 *22466, *22463, *22533

E-mail: bank@hse.ru

Книга
The Palgrave Handbook of Unconventional Risk Transfer

Solodkov V. M., Tsyganova Y.

Palgrave Macmillan, 2017.

Глава в книге
Макроэкономические и институциональные детерминанты доходности российских банков

Белоусова В. Ю., Карминский А. М., Козырь И. О.

В кн.: XVII Апрельская международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества: в 4 кн.. Кн. 1. М.: Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017. С. 169-179.

Препринт
Bank ownership and profit efficiency of Russian banks

Belousova V., Karminsky A. M., Kozyr I.

BOFIT Discussion Papers. DP. Bank of Finland Institute for Economies in Transition, 2018. No. 5.

Вопросы идентификации физических лиц и новые технологии стали очередной темой "Открытой дискуссии"

Ассоциация российских банков и Банковский институт ВШЭ провели Открытую онлайн-дискуссию "Новые технологии и идентификация физических лиц"

Участниками мероприятия стали директор департамента развития электронного правительства Минкомсвязи РФ Владимир Авербах, директор Банковского института НИУ ВШЭ Василий Солодков, финансовый аналитик и инвестор в FinTech Александр Синельников, исполнительный вице-президент АРБ Эльман Мехтиев, директор по развитию бизнеса ООО «Центр Речевых Технологий» Алексей Закревский, генеральный директор VisionLabs Александр Ханин. Провел Открытую дискуссию Президент АРБ, член-корр. РАН, д.ю.н., профессор Гарегин Тосунян.

Г. Тосунян подчеркнул, что развитие цифровой экономики нельзя представить без развития механизмов идентификации участников этой экономики. Содержать отделения и кассы банков становится все дороже, а без удалённой идентификации невозможно сокращение таких расходов банков, добавил он.

Удаленная идентификация должна давать уверенность в том, что стороны сделки - именно те, за кого себя выдают, отметил глава АРБ. При этом должно обеспечиваться не только исполнение сделки, но и возможность юридически значимых последствий при неисполнении обязательств, добавил он.

Глава АРБ отметил, что в последнее время Банк России, Росфинмониторинг и Минкомсвязь сделали очень много для того, чтобы сдвинуть тему удаленной идентификации с мертвой точки. «И мы надеемся, что в течение 2017 года мы сможем увидеть первые результаты на этом пути», - сказал он.

По словам В. Авербаха, тема удаленной идентификации очень актуальна, потому что такая идентификация даст возможность полностью уйти в «цифровой мир» и цифровые транзакции. То, что государство сделало в плане предоставления электронных государственных услуг, можно распространить и на иные сферы взаимодействия, считает он.

Глава департамента Минкомсвязи отметил, что на портале госуслуг сейчас зарегистрированы 35 млн. человек, и в следующий год их количество «перевалит за 50 млн». В. Авербах отметил, что эта база в рамках удаленной идентификации может стать основополагающей для проведения и негосударственных операций, в том числе финансовых транзакций. Он привел пример ведущегося сейчас обсуждения с операторами сотовой связи возможности продажи сим-карт «по логину и паролю от госуслуг».

«Мы предлагаем ту технологию, которая есть, брать за основу, дополнять ее биометрической идентификацией», - сказал В. Авербах. Первый этап такой биометрии – фотографии, которые можно было бы сравнивать с теми фотографиями, которые были сделаны при открытии учетной записи или есть в государственной базе данных. Дополнительно рассматриваются другие возможности, такие, как идентификация по голосу, отпечаткам пальцев и т.д., добавил он.

В. Авербах отметил, что сложным является вопрос, кто должен нести ответственность за правильную идентификацию – тот ли орган или банк, который провел ее в первый раз, или банк тот, кто повторно идентифицировал клиента и открыл счет. «Здесь должно быть мнение Центрального Банка, Росфинмониторинга», - подчеркнул он.

Экономический рост невозможен без нормализации деятельности финансовой системы, считает В. Солодков. «Нам надо думать над тем, чтобы банки могли реально выполнять функцию финансового посредника. И дистанционная идентификация - одна из мер, которая позволит это сделать», - подчеркнул он.

В частности, полезной была бы возможность клиенту, пройдя идентификацию в одном банке, получить доступ к проведению онлайн-операций с рядом других банков. Например, чтобы клиенты могли дистанционно размещать свои средства в разных банках, физически не приходя в них. «Сейчас, когда депозитные ставки падают, у многих возникает вопрос: зачем куда-то передвигаться с большими деньгами, ведь это небезопасно, не проще ли положить эти деньги под подушку. В таком случае дистанционная идентификация — одна из мер, которая позволит этого избежать», - сказал он.

«На наш взгляд, актуальность удаленной идентификации трудно переоценить», - считает А. Закревский. В применении к финансовой индустрии это означает, что клиент может получить услуги, не приходя в офис и не общаясь с курьером. «Повышается удобство, убираются географические барьеры, возможности пользоваться услугами появляются у жителей удаленных регионов и у людей с ограниченными физическими возможностями», - добавил он.

Идентификация с помощью паролей не всегда удобна, к тому же пароли можно передать, считает эксперт. «И здесь биометрия является очень важной возможностью избежать этих неудобств. С одной стороны, биометрия всегда с тобой, с другой – ее невозможно передать», - сказал А. Закревский.

По его словам, сейчас рассматривается два основных способа биометрической аутентификации – по лицу и голосу. В том числе потому, что практически все средства коммуникации оснащены камерами и микрофонами. При этом аутентификация по голосу дает возможность работать с динамическими запросами. «Важно, чтобы была проверка от суррогата. Например, при аутентификации по голосу задают вопрос, который клиент не может заранее знать», - сказал А. Закревский.

А. Ханин отметил, что его компания специализируется на технологии биометрии по изображению лица, поскольку степень проникновения данной технологии очень высока. При этом важным вопросом является возможность компрометации, и абсолютно надежного способа защиты пока не существует.

Стандартизировать алгоритм такой идентификации не представляется возможным, считает он. «Сфера настолько динамично развивается, что революция происходит каждые полгода-год», - отметил А. Закревский. В то же время, по его словам, можно стандартизировать требования к исходным данным, к «эталонам», и привести в порядок саму структуру принятия решений по вопросам биометрической идентификации, будет ли система централизована, и кто будет нести ответственность при ошибках в идентификации.

По мнению А. Синельникова, удаленная идентификация чрезвычайно важна, и рынок требует не только возможности проведения удаленных операций, но и принципов совершения их в реальном времени и бесплатно. «На сегодняшний день потребители финансовых услуг требуют от рынка соблюдение именно этих трех принципов», - сказал он.

«Удаленные услуги - это не просто набор технических возможностей, приемов. Это - слом банковской модели. Технология удаленной идентификации снесет нашу классическую банковскую модель, и банки, давно находясь в комиссионно-маржинальной модели, должны переходить в другую модель, модель market place», - считает он.

Э. Мехтиев отметил, что технологии удаленной идентификации могут получить свое распространение не только в финансовой отрасли, но и в ряде других областей, в том числе в медицине.

Он также отметил, что важным для рынка является вопрос, кто несет ответственность за идентификацию, в том числе в рамках закона 115-ФЗ о противодействии отмыванию преступных доходов. «Это самый большой вопрос, который несколько лет не позволял банковскому сообществу и регулятору договориться. Я бы не сказал, что мы со всеми договорились, но мне кажется, что в начале текущего года произошел перелом», - сказал Э. Мехтиев.

При этом участники открытой дискуссии пришли к общему мнению, что новые технологии не приведут в обозримой перспективе ни к отказу от традиционных банковских карт, ни к исчезновению традиционных банковских отделений.