• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

125009 Москва, М.Гнездниковский переулок, д. 4, офис 401

(м. Пушкинская, Тверская)

+7 (495) 772 95 90 доб. 22463/ 22484/ 22454

e-mail: bank@hse.ru

Мы на Facebook

Мероприятия
26 октября 2020 – 22 июня 2021
Конкурс портфолио 
Статья
Bank Ownership and Efficiency of Russian Banks

Belousova V., Karminsky A. M., Myachin N. et al.

Emerging Markets Finance and Trade. 2021. Vol. 57. No. 10. P. 2870-2887.

Глава в книге
Применение подрывных технологий финансовыми аналитиками: пример России

Белоусова В. Ю., Солодков В. М., Чичканов Н. Ю. и др.

В кн.: Сборник материалов III Международной научно-практической конференции «Инновационная экономика и менеджмент: методы и технология» 16-17 мая 2018 г.. М.: ООО «Грин Принт», 2020. С. 157-165.

Препринт
Conditions for Innovation in KIBS: Evidence from Russia

Chichkanov N., Miles I. D., Belousova V.

Science, Technology and Innovation. WP BRP. Высшая школа экономики, 2019. No. 92/STI/2019.

Кризис — это новое окно возможностей для карьеры

Как отразился кризис на рынке обучения банковских специалистов? Учеба во время кризиса — возможность отсидеться в «тихой гавани» или начало новой карьеры? Зачем нужно учиться в зарубежных вузах? Кто даст больше знаний: преподаватели из учебных заведений или практики из бизнеса? В чем преимущество учебы в региональных вузах? Об этом и многом другом «Б.О» рассказал директор Банковского института Высшей школы экономики Василий Солодков

Василий Михайлович, как повлияли экономический кризис и проводимая ЦБ РФ жесткая «зачистка» на рынок подготовки специалистов для банковской отрасли? В сентябре 2015 года желающих учиться стало меньше (зачем тратить время и деньги, если по будущей специальности трудоустроиться не получится?) или, наоборот, их количество возросло (пока бушует кризис, пересижу в «тихой гавани», а затем стану сотрудником кредитной организации, которая доказала свою жизнеспособность).

— Кризис, конечно, повлиял на рынок обучения банковских специалистов негативно, в этом году потеряло работу около 35 тыс. сотрудников коммерчеких банков. С другой стороны, кризис — это всегда прекрасная возможность найти новые ниши. Сейчас наблюдается приток в наш Банковский институт ребят, которые хотят получить новые знания и пытаются кризис использовать. Однако есть проблема: платежеспособный спрос сокращается. Например, если человек потерял работу и оплачивает обучение по программе МВА из собственных сбережений, то есть риск…

— …что он не найдет применения полученным знаниям?

— Совершенно верно… Но наши программы достаточно разнообразны. В зависимости от того, какую из них выбирает абитуриент (бакалавриат, магистратура, МВА, подготовка на сдачу CFA (CFA — международный профессиональный сертификат, выдаваемый CFA Institute (прежнее наименование AIMR) финансовым аналитикам), он может либо расширять знания, если оценивает риски таким образом, что не может определиться, где и как работать в ближайшее время, либо углублять свои знания в узкой сфере. Во время кризиса всегда увеличивается конкуренция на рынке труда, и при прочих равных условиях полезно иметь сертификат CFA. Это позволяет быть замеченным работодателем и получить более высокую заработную плату.

— Справедливо ли утверждение о том, что учеба в кризис — это возможность пару лет отсидеться в «тихой гавани», а когда «шторм» на рынке стихнет, вернуться в то состояние, что было до кризиса?

— Люди ориентируются на приобретение знаний и навыков, которые могут потребоваться в новых условиях. Того относительного благоденствия, что у нас было в так называемые тучные годы, уже не будет. Надо исходить из того, что мир изменился, вернее, мы изменились. В этих новых условиях нужно каким-то образом встраиваться в бизнес внутри России или за ее пределами. Это пока еще реальные опции.

— Среди руководителей HR-подразделений кредитных организаций распространено мнение, что соискатель с дипломом высшего образования по специальности «Банковское дело» может претендовать только на позицию специалиста из-за своей узкой специализации. А вот для позиции топ-менеджера и руководителя банка требуются в первую очередь компетенции управления людьми и стратегического управления, приобретение которых в полной мере не может обеспечить обучение по специальности «Банковское дело». Насколько справедливо такое утверждение?

— Все зависит от программы, которую мы обсуждаем. Если мы говорим о программе бакалавриата, то я согласен на 100%. Она готовит специалиста, который попадает на стартовую интеллектуальную должность в банке. Это не расчетчик и не кассир-операционист. Это аналитик или кредитный менеджер. Он попадает на стартовую должность, и, чтобы вырасти, когда он приобретет опыт, он должен пройти обучение по программе магистратуры. После этого из него может получиться классный аналитик или специалист в какой-то области. Или он может пойти на программу МВА. Тогда помимо специальных знаний, которые даются на наших управленческих программах, он получит дополнительные управленческие навыки.

В любом случае, наличие диплома еще не означает, что человек, придя в любую организацию, сразу займет руководящую должность. Так не бывает. Требуется опыт работы. Я могу сказать, что достаточно много наших выпускников руководят различными крупными финансовыми организациями и добиваются значительных успехов, но это произошло благодаря тому, что они получили разноуровневое образование и добивались своей цели.

— Другое распространенное на рынке мнение: большинство преподавателей — теоретики, а не практики. Ведь большинство из них после окончания вуза сразу же поступили в аспирантуру и занялись научной деятельностью. В результате учат они не на кейсах из собственной практики, а на чужих достижениях и неудачах, что негативно сказывается на процессе обучения.

— Это утверждение и справедливо, и несправедливо. Для программы бакалавриата, где обучаются люди без практического опыта, лучше подходят «теоретики», преподаватели вуза, они могут систематизировать материал, показать задачу и способы ее решения. Если для обучения такой группы пригласить преподавателя-практика, который ориентирован на то, что аудитория знает, о чем он говорит, то студенты ничего не поймут, а сам практик будет разочарован, посчитав, что студенты глупы.

С другой стороны, у нас есть программа «Финансовый аналитик» — совместный проект с CFA Institute. Мы считаем, что там могут преподавать спецдисциплины только те люди, которые работают в отрасли и имеют сертификат CFA. А в программе МВА «Финансы и банки» около 70% преподавателей — руководители крупных коммерческих банков, люди, работающие в отрасли, потому что на эту программу идут люди, имеющие опыт работы не менее двух лет. Они знают, чего хотят, с каким кругом проблем сталкиваются на работе, и практики помогают им находить ответы на возникающие вопросы.

Все зависит от той программы, на которую идет абитуриент. Голословно утверждать, что практики хороши, а университетские преподаватели плохи или наоборот, нельзя. Все зависит от конкретных условий.

— Сейчас в банковских кругах популярны идеи о необходимости ввести новые образовательные стандарты и соответственно обучать новые категории специалистов. Например, в сфере «Оценка и управления залогами» или «Работа с просроченной задолженностью». Нужны ли, по вашему мнению, банковской отрасли дипломированные «залоговики», «коллекторы» и другие узкие специалисты или их можно готовить в рамках программ профессиональной переподготовки?

— Все зависит от уровня программ. Если вам нужно обучить конкретных специалистов управлять залогами, то проводится недельный или двухнедельный семинар, на котором рассматриваются вопросы кредитования, рисков, оценки залогов и их реализации. Но это не есть специализация. Последнее понятие — более широкое. И это не есть программа. Программа называется «Банковское дело», это длинная программа. А делать стандарт под конкретную операцию или продукт — абсолютно бессмысленно. Новые продукты и услуги появляются регулярно, и введение новых образовательных стандартов ничего, кроме хаоса, не даст.

— По вашему мнению, уровни подготовки в московских и региональных вузах различаются или уже выровнились?

— Конечно, различаются. Столичные преподаватели, как правило, оканчивали ведущие вузы, проходили зарубежные стажировки. Они совмещают преподавание с работой в крупных банках. Они более грамотны. Это не из-за того, что люди в регионах хуже или глупее — просто у столичных преподавателей объективно больше возможностей. В то же время те задачи, которые актуальны для регионов, не решаются в Москве. Каждый хорош в своей нише.

— Можно ли утверждать, что если человек планирует работать в регионе, а не в Москве, то ему лучше окончить местный вуз?

— Возможно, все зависит от конкретной ситуации. С другой стороны, в образовании есть серьезная проблема, связанная с тем, что преподавательский корпус очень медленно обновляется. В Москве и Санкт-Петербурге больше молодых и подготовленных преподавателей, чем в регионах, хотя бы потому, что в этих крупных центрах находятся офисы больших компаний, где эти преподаватели работают. В большинстве случаев совмещение преподавания и бизнеса дает синергитический эффект.

— Многие топ-менеджеры банков в определенный момент своей карьеры решают, что им кроме диплома российского финансового вуза необходим еще и его зарубежный «аналог». Какие компетенции и знания может получить человек, обучаясь, условно говоря, по специальности «Банковское дело» в европейском или американском университете? Насколько полученные за рубежом знания востребованы в российских банках?

Мы считаем, что в программе «Финансовый аналитик» могут преподавать спецдисциплины только те люди, которые работают в отрасли и имеют сертификат CFA

— Все зависит от того, как человек дальше планируете свою жизнь. Сейчас на российском рынке ситуация меняется. Достаточно большое количество иностранных финансовых институтов сокращает свою деятельность или вообще уходит из России. А западные дипломы в первую очередь нужны для них. Поэтому, если человек не хочет ограничивать свою профессиональную деятельность Российской Федерацией, а думает о том, чтобы использовать конкурентные преимущества хорошего образования в рамках нашей планеты — на глобальном рынке, то, безусловно, кроме диплома российского вуза можно и нужно получать зарубежное образование. Если он этого не планирует, то, как правило, хватает образования, полученного в хорошем вузе Российской Федерации.

— Одна из тенденций в сфере образования — активное использование дистанционных методов обучения, когда расстояние между преподавателем и студентами может составлять десятки тысяч километров. Вместо «живых» лекций — выдеозаписи, общение по скайпу, а экзамен — набор тестов, которые можно сдать зайдя на сайт учебного заведения. Отдельные эксперты утверждают, что за такими технологиями — будущее. Насколько они применимы при обучении банковских специалистов?

— Все зависит от тех программ, которые мы хотим реализовывать. Вот если мы говорим о программе по управлению залогами, то без проблем ее можно, и, наверное, нужно, реализовывать в дистанционном формате. Если мы говорим о программе уровня МВА, то там несколько другие задачи. Помимо получения конкретных знаний и навыков человек социализируется, работает в коллективе, приобретает связи, которые может использовать всю свою жизнь. Здесь дистанционный формат в принципе работать не может. У нас огромное количество дистанционных МВА, которые стоят 20 долларов за год, но посмотрите, куда идут их выпускники и чем они занимаются.

С одной стороны, перспективы у дистанционного обучения большие, но с другой стороны, его можно использовать не для всех программ. В ряде случаев необходимо прямое взаимодействие между слушателями и преподавателями, что в дистанционном формате обеспечить практически невозможно...

— Как будет развиваться российский рынок образования в ближайшие два-три года?

— Сложно сказать. Скорее всего, государственное финансирование образования сократится из-за того, что бюджет придется резать. Сегмент платного обучения тоже сократится, так как у абитуриентов и студентов будет меньше денег на оплату обучения. Время предстоит нелегкое, и для тех, кто хочет учиться, и для тех, кто учит. В любом случае, кризис — это некое окно возможностей для карьеры.

(Сергей Чертопруд, журнал "Банковское обозрение", 25.09.2015). Ссылка на статью на сайте Б.О